Татьяна Донец: компромисс или общество политических врагов

Наша собеседница – депутат Шевченковского райсовета, одна из немногих, кто активно отстаивает свою точку зрения, не боясь идти против большинства. Первое, что производит впечатление при встрече с ней, – эффектная внешность и исходящий от нее позитив. Но в процессе беседы эта хрупкая девушка покоряет внутренней силой и трезвостью мышления. Через несколько минут общения с ней понимаешь: невозможного нет!

– Татьяна, скажите, зачем вам это? Молодая, красивая…

– (Смеется.) Мне довольно часто задают этот вопрос. Говорить высокопарно не буду – зачем? Я хочу и чувствую в себе силы доказать, что жизнь в Украине может быть качественнее. Ведь все сказанное вами не лишает человека права реализовывать себя в разных сферах.

– Что значит «качественнее»?

– Я родилась не в Киеве, а в Днепропетровске. В этом городе какое-то особое отношение к жизни. В нем всегда жили и живут много состоятельных людей, но они стараются не афишировать «вульгарно» деньги. Да, там сейчас есть новые дома с просторными холлами, есть современные клубы, дорогие рестораны, но они выделяются уровнем обслуживания и кухней, а не звездностью тусовки. Там нет вызывающей роскоши. В этом городе люди живут, а не существуют напоказ.

– Вам часто в жизни помогало положение вашей семьи, ваша фамилия?

– Да. Родители имели возможность дать мне всестороннее развитие. Мой папа был самым молодым заместителем директора крупнейшего завода в СССР. Мне исполнилось 12 лет, когда близкий для нашей семьи человек – Павел Лазаренко – стал премьер-министром. Потом мама стала народным депутатом. Я росла в том кругу, где много говорили о развитии страны, обсуждали политические процессы. При этом детей практически никогда не просили выйти, благодаря этому сейчас в любой компании я чувствую себя равной и историю современной Украины знаю не только из учебников. Но есть и другая сторона медали… Мало кто думает о том, что вместе со словом «возможность» появляется слово «нельзя». В Киев я уехала учиться не по доброй воле – на нашу семью началось давление власти в связи с тем, что Павел Лазаренко ушел в отставку. И чтобы я могла нормально продолжать свое обучение, меня фактически выслали в Киев. Иногда даже нельзя было гулять по улице одной, в силу возможных провокаций… И еще очень много и много «нельзя»…

– Вы жалеете о том, что уехали в Киев?

– Нет. Киев сделал меня самостоятельной, уверенной в себе. Оказавшись одна в незнакомом городе, я поняла, что родительских денег не хватает. Поэтому в первый и последний раз дома я обратилась с просьбой одолжить денег на бизнес. Начала зарабатывать деньги в 19 лет. Бизнес затягивает – когда много работаешь, то получается даже больше, чем ожидаешь.

– Сейчас много «молодых дарований», чьих-то детей приходит к власти. Это уже становится тенденцией?

– Вы слишком скептичны… Почему-то у нас плохо относятся к детям успешных людей. Для меня это странно. Ведь каждый человек хочет чего-то достичь, во многом для того, чтобы дать своему ребенку больше, чем было у него. А позитивно ли это для ребенка… ответ неоднозначный. С одной стороны, есть возможность обратиться с просьбой к кому-то из друзей семьи, с другой – тебе нужно трудиться в десять раз больше, чтобы доказать обществу, что ты достойный ребенок своих родителей и сам способен в этой жизни на что-то.

– Молодые политики в ВР и местных радах – всего лишь «кнопкодавы», допущенные к третьей очереди распределения благ. Трудно кого-либо из них заподозрить в сложившемся мировоззрении, собственной позиции и профессионализме. Этакие гламурные фигуры с мандатами. А как вас идентифицируют в ряду «смотрите, кто пришел»?

– Сегодня словосочетание «народный депутат» воспринимается большей частью общества негативно. И это тревожный симптом. Потому что народные депутаты и Президент Украины – это люди, которых избирает народ. А такое уважение надо заслужить всей предыдущей деятельностью. Считаю, что стоило бы поднять возрастной ценз для народных избранников ВР хотя бы до 45 лет.

В Украине хороший генофонд. У меня много друзей, которые руководят крупными предприятиями. Молодежь по природе своей активна – она тянется к инновациям, ищет более эффективные формы управления. А народные депутаты, умудренные жизненным опытом, должны принимать законы, которые будут бить по рукам аферистов и непрофессионалов. Так что молодежь должна строить, а люди зрелые – заниматься законотворчеством.

Что же касается «кнопкодавов», то я никогда не войду в их число. В Шевченковском райсовете говорю и делаю так, как считаю нужным, – нравится это кому-то или нет. Меня за это уважают. В то же время, когда приезжаю домой, я – дочь. Такая вот идентификация.

– Какие у вас амбиции? Чего хотите достичь в политике?

– Амбиций достаточно, но главная – завоевать доверие людей. Ведь его нельзя получить по наследству – можно только заслужить.

– Как-то вы сказали, что лучшие ток-шоу на нашем телевидении не должны быть политическими, тем более – учитывая несогласованность действий власти. На ваш взгляд, «было бы интереснее смотреть «В мире животных» с животными, нежели с участием людей». Отчего вы так не любите украинский истеблишмент?

– С моей точки зрения, обилие политических телешоу не способствует расширению кругозора зрителей. На российском ТВ показывают передачи о перспективах карьеры фигуриста, циркового артиста, таким образом уводя детей с улицы в разные секции. Демонстрируют фильмы, убеждающие в силе их страны. В Украине же самая популярная профессия – политик. Сейчас стало модным быть не просто политиком, а «тусовочным» политиком, говорящим на любую тему. «Нас всех учили понемногу чему-нибудь и как-нибудь»… Создалась анекдотическая ситуация, когда в политический футбол вслед за теми, кто не сходит с телеэкранов, играет вся страна. Но жизнь не азартная игра. Политики не должны вовлекать народ в междоусобные распри.

Конечно, благодаря заигрыванию с людьми наши политики имеют популярность не меньшую, чем у поп-звезд, но государство не может жить только популярными решениями. Например, для того чтобы сохранить Киев, его нужно не только не застраивать, но и привести в порядок старые фасады, очистив их от разноцветных скворечников, в которые превратились балконы. Часто нужна жесткая рука, которая вызовет недовольство сегодня, но следующее поколение будет ей благодарно.

.– Как вы относитесь к непримиримости позиций, которую демонстрируют сегодня политические силы?

– Непримиримости в политике быть не должно. Политика – путь поиска компромисса, ведь население страны – это миллионы людей, имеющих право на разное мнение. Политические силы должны быть оппонентами, которые умеют не только говорить, но слушать и слышать. В противном случае наша страна превратится в общество политических врагов.

– Знаю, что вы выступали с острой критикой главы Шевченковской райадминистрации Виктора Пилипишина. Каким, по-вашему, должен быть хозяин района?

– К Виктору Петровичу я отношусь очень положительно. Знаю, что когда он говорит «да», то это настоящее «да», и он сдержит свое слово при любых обстоятельствах. Но, к сожалению, он не любит говорить слово «нет», заменяя его на «подумаю». А когда ты приходишь к руководителю такого масштаба с вопросом, то важно получить четкий ответ, важна определенность. Слова «я подумаю» ни к чему не обязывают.

Как народный депутат Украины Виктор Петрович должен уважать закон. Потому что основная проблема страны в том, что законы, являющиеся едиными правилами игры для всех, нарушаются.

«Я – СТОРОННИЦА ЭКОНОМИЧЕСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА»

– Проблемы города – люди уже давно не надеются на то, что новый начальник ЖЭКа сделает над их двором «небо в алмазах». Как вы представляете себе систему управления нового поколения?

– Для того чтобы управлять, нужно четко определить, кто за что отвечает и с кого что спрашивать. Работникам ЖЭКа пора объяснить, за что они отвечают, а за что нет. Я плачу ЖЭКу за каждый метр жилья, но о том, как они распоряжаются этими деньгами, я не знаю. Не знают этого и остальные жители. Пора бы все это четко расписать, зафиксировать на бумаге и донести до народа. Иными словами, создать законодательную и исполнительную систему самоуправления, которая бы жестко контролировалась самими жителями города и районов. Эта система должна быть функциональна и жестко мотивирована, то есть должны быть расписаны субъекты ответственности. При этом каждый на своем месте должен понимать, чем он будет вознагражден и за что наказан в случае невыполнения обязательств. Сегодня эта система разбалансирована. Скажем, мы боремся с коррупцией путем понижения зарплат чиновников и лишением их льгот. Понимаю: то, что я скажу, непопулярно, и миллионы людей меня не поймут. И все-таки: государственная служба должна стать одной из самых престижных и высокооплачиваемых.

– Вы уверены, что такие меры могут быть эффективными?

– Когда я была в Сингапуре, меня поразили правила для местных чиновников. Если кого-то ловят на взятке, то по закону этот человек пожизненно лишается права занимать государственные посты. Правда, и зарплаты у чиновников там по 15–20 тысяч – им уже нет смысла воровать. К сожалению, в нашей стране умный человек не пойдет на госслужбу, зная, что будет получать копейки. А уж если пойдет, то с четким представлением о том, где и каким способом можно урвать от государства. И потому способные, честные люди – редкость среди чиновников. В результате теряем мы все.

– Какова, по вашему мнению, украинская национальная идея? Во что мы верим – в Бога, в президента, в деньги? Или, на худой конец, в себя?

– Мне кажется, в Украине национальная идея еще не сформировалась. Сначала мы верили в Ленина, потом ударились в богоискательство, теперь воцарился культ денег. Желание власти искусственно привить нам национальную идею доведено до абсурда. Мы абсолютно изуродовали слово «национализм». Ведь отказом от фильмов на русском языке или одеванием всех в вышиванки патриотов не воспитаешь. Мне близка теория философа Фридриха Листа, которой еще в XIX веке говорил о таком понятии, как экономический национализм. Лист объединяет нацию общими экономическими интересами, стирая надуманные биологические и культурные разделители. Национализм – это экономическая территория, которой вначале мы гордимся, потом начинаем любить. Думаю, нам стоит вспомнить об этом.

Мы отстаиваем свою государственность, но в то же время слепо следуем неписаной теории колонизации нашей страны. Завоевать государство можно не только войной. Нас давно завоевывают иностранцы, а мы делаем вид, что ничего не происходит. Простой пример: на прошлый Новый год я пыталась купить Деда Мороза под елку, но не нашла – все магазины были завалены Санта-Клаусами. Получается, прививаем любовь к родному, а это родное в стране купить невозможно.

Мы не обращаем внимания на то, что наши лучшие умы работают на иностранные компании, отдавая им свой потенциал.

– Как вы относитесь к повальной моде на благотворительные акции и аукционы?

– К моде на благотворительность я отношусь хорошо, но считаю, что настоящая помощь не должна сводиться к раздаванию мешков картошки или килограммов гречки, хотя это тоже нужно. Ведь завтра этим людям понадобится то же самое. Нужно давать не рыбу, а удочку. Надо научить верить в себя, в то, что они сами могут быть авторами своей жизни. Ведь никакой безработицы в Украине, по сути, нет, наоборот, есть отчаянный голод на специалистов разного уровня.

– То есть вы считаете, что социальную программу можно сократить?

– Не совсем так… Раньше быть нищим было стыдно, а сегодня многие люди опускаются на ступень ниже, чтобы потребовать материальную поддержку у государства, у депутата, у бизнесмена. Предвыборные программы политических сил ориентированы на несчастных и обездоленных. Государство постоянно рекламирует фонды, программы по борьбе с наркоманией, СПИДом и т. д. Это хорошо, но стоит ли забывать, что основа государства – это средний класс, обычные семьи, обычные дети. И нужно инвестировать именно в этих людей, чтобы их семьи, счастливые сегодня, не распались завтра, чтобы их благополучные дети завтра взяли эстафету в строительстве сильного, морально здорового государства.

– Вы чувствуете себя уютно на том месте в жизни, которое занимаете?

– Очень.

– Кто ваши учителя?

– Люди, которые меня окружают, и ситуации, которые создаются. Я очень близка со своей мамой. Мама – моя близкая подруга, с ней я могу поделиться сокровенным. Она мне дала все, а главное – жизнь. Хотя, когда переживаю неприятности, стараюсь не рассказывать ей об этом.

– Что для вас счастье?

– Это сейчас. Многие спросят, а что это такое? Это мое состояние в данный момент. Настоящее счастье – ценить каждый миг дарованной Богом жизни и быть им довольным.

– Что может вас расстроить или довести до слез?

– Невозможность помочь близким людям. Особенно, когда это касается здоровья, ведь здесь порой бессильны и связи, и деньги.

– Что может вас растрогать?

– Маленький букет цветов, который будет подарен после ужина.

– Вы счастливы?

– Да, всегда считала себя самой счастливой девушкой на земле.

– Благодаря чему?

– Такой родилась. Ведь мы же с вами говорим о чувствах, об ощущениях. Помню, когда я была маленькой, кто-то у нас в гостях сказал за столом фразу, навсегда врезавшуюся в память: «Наши дети с детства имеют многое. Главное, чтобы они не разучились радоваться мелочам». С тех пор я радуюсь каждому мгновению. День сегодняшний дает очень многое. Я не приемлю мыслей – «вот когда у меня появится еще что-то, то я буду счастливее». Я не умею завидовать. Понимаю, что если человек чего-то действительно хочет, то он обязательно этого добьется.

– Что такое любовь?

– Это частички в крови, которые бегают по сосудам и делают тебя абсолютно счастливым, гармоничным человеком.

– Почему вы предупредили, что не хотите говорить о личной жизни? Таблоиды много бы дали за откровенное интервью о ваших отношениях с Василием Горбалем.

– На мой взгляд, если между мужчиной и женщиной есть отношения, которые им дороги, то они ни с кем не хотят ими делиться… ни одним мгновением – ведь они только их. К тому же если эти отношения на сто один процент, то что к ним может добавить общественность? Хочу жить исключительно своими чувствами и эмоциями, а не спутанными с миллионами мнений и советов.

– И все же, не возникает ли у вас, члена БЮТ, разногласий в политических вопросах с регионалом Горбалем?

– Несмотря на значительные различия, наши политические партии имеют одну цель – богатая независимая страна. Есть нюансы – такие, как вступление в НАТО и вопрос о государственном языке. Мы обсуждаем проблемы, порой спорим, но находим компромиссы в большинстве вопросов.

– Имея возможность общаться с влиятельными людьми в Украине, какие характерные черты вы в них подметили?

– Авантюризм.

ДОСЬЕ

Татьяна Донец

Родилась 11.07.1980 г. в Днепропетровске.

Окончила школу с золотой медалью.

Имеет два высших образования: окончила Киевский государственный университет им. Т. Г. Шевченко (магистр по вопросам конституционно-финансового права) и Киевский институт международных отношений по специальности «международная экономика» (с красным дипломом).

Работала в Верховной Раде в комиссии по вопросам выборов Президента (1999 г.).

Занималась коммерческой деятельностью.

Сейчас – депутат Шевченковского районного совета, глава постоянной комиссии по вопросам депутатской деятельности и этики, обеспечения законности и правопорядка.